View all essays

Сайнасаари. Финское наследие Ладоги

Прошлое громогласным эхо доносится со всего Карельского перешейка и Северного Приладожья. Пожалуй, все хорошее из рукотворного что может показать путешественнику эта земля так или иначе связано с периодом финского присутствия и дореволюционным временем. Даже мраморные озера в Рускеала волею случая, но стали изюминкой горного дела не без активных действий наших соседей. На Ладожских островах доныне высятся старинные маяки, а в деревнях и городках сразу видно сдержанные по дизайну и столь естественно вписывающие в стилистику севера дома и инженерные сооружения.

Мы много писали в гидах про Ладогу, сегодня расскажем коротко об еще одном малоизвестном, но очень интересном месте, достойном путешествия на зимние выходные.

Спустя час езды от севера Петербурга по новенькому автобану, если держать курс до поселка Сосново и дальше свернуть на восток к озерному берегу, вы достигните деревни Пятиречье в 5 километрах от которой на мысу Сайнасаари (Далеком) сохранен по ныне 560-метровый гранитный мол, построенный в 1930-х годах, накануне Зимней войны.

Ладога испокон веков служила основным источником промысла, как следствие и дохода для населения прибрежных деревень, а с основанием Петербурга многократно возросла роль озера как транспортной артерии. Караваны судов, груженые товарами с Белого моря - пушниной, дичью и солью, начинали свой путь из Заонежья и минуя Кижский погост пересекали Онегу. А дальше по Свири спускались в Ладогу, и проходя через озеро устремлялись по Неве к новой столице империи.

Огромная водная гладь, что не видно земли на горизонте, представляет и сегодня значимую опасность для рыбаков далеко отходящих от родного причала. Внезапно налетающий ветер стремительно разгоняет на просторе волну, а когда набравшие силу воды ударяют о берег и отражаются от него, судно начинает хаотично бить валами разной длины и направленности.

На юге озера еще в Петровскую эпоху с целью обеспечения надежного и безопасного судоходства прокопали ныне заросший Староладожский канал, а на смену ему в середине XIX века используемый по сегодняшний день Новоладожский.

"Какой великий убыток на вся годы чинится на Ладожском озере от худых судов, и что одним сим летом с тысячу судов пропало…" - писал Петр, обозначая необходимость сократить амортизацию грузоперевозок.

Но транспортные премудрости в районе Невы, Свири да Волхова не сильно влияли на жизнь промысловиков в волости Метсяпири, в том числе из расположенной близ описываемого местечка деревни Сааройнен, ведших профессиональный рыбный лов и каждый день сталкивающихся с риском не вернуться на берег из-за отсутствия безопасного укрытия. Будучи застигнутыми непогодой в море, рыбаки были вынуждены пережидать пока шторм не стихнет. А волнение могло затянуться на несколько суровых дней, что становилось настоящим испытанием на прочность нехитрых карбасов.

Суверенный страх внушало рыбакам и "пение" Ладоги. Сегодня благодаря науке об акустике океана определено, что ладожский феномен вызван сложным рельефом дна, и подводными течениями. Но простой человек, живший в том времени и месте, внезапно возникающий на удалении от берега гул идущий по нарастающей как раскат грома или подобный разрыву струны, интерпретировал однозначно как недоброе предвестие.

Муниципальные власти нашли финансовые возможности улучшить условия жизни рыбаков только к 1930 году, впрочем тому есть понятные причины. Время в начале ХХ века уже было неспокойным. Мировая война, кризис, две революции, и одна независимость за какие-то 15 лет. 

Было решено создать на мысу безопасную тихую бухту размерами 500х500 метров, оградив ее от открытой Ладоги гранитным волнорезом, а попутно провести на огораживаемом участке дноуглубительные работы, дабы сделать возможным заход в бухту не только рыбацких лодок, но и относительно крупных судов с осадкой до 7 метров. Было выделено 5,5 миллионов марок, что позволило обеспечить беспрерывную стройку. В тяжелые для экономики Финляндии времена это стало и хорошим подспорьем для населения, предоставив худо-бедно оплачиваемые рабочие места.

Мол возводили из гранитных плит с бутовым заполнением. Работы велись больше 4 лет, и были окончены только в 1934 году. На окончании косы установили простой обшитый досками металлический светящий знак для обозначения места захода в бухту.

Радость от появления тихой гавани была недолгой, спустя 5 лет СССР объявил Финляндии войну, и территории Карельского перешейка перешли к нашей стране. Деревни опустели, а новая Мировая война окончательно расставила современные границы. С наступлением мирного времени мол на мысу Сайнасаари потерял стратегическое военное значение, а новыми хозяевами оказался востребован едва ли в должной мере.

Однако финны строили на совесть, и даже спустя 80 лет грандиозное инженерное сооружение сохранилось безо всякого латания в отличном виде. За исключением единичных выбоин гранитных плит, мол полностью цел. И что для нас немаловажно, его облик ничем не отличается от первоначального. По гранитной дорожке не нагромождены бетонные плиты, и даже береговая линия избежала какой-либо послевоенной застройки.

До самого волнореза можно доехать на автомобиле любой проходимости, а дальше - пешком! До самой кромки, омываемой с обеих сторон ладожской водицей. Чем прекрасно посетить мол зимою, так это возможностью увидеть мощные ледяные наросты по внешнюю сторону, о которую даже в относительно тихую погоду разбиваются волны, еще больше увеличивая припай.

Идти до светящего знака нужно с большой осторожностью и на подходящей не скользящей обуви, потому что упасть на наледи и скатиться в объятия ледяной Ладоги легче легкого! А вытащить вас без веревки будет крайне сложно. Поэтому ответственно подойдите к прогулке, и подгадайте маловетреный день.

Подморозившись на открытом ветрам волнорезе можно разложить на берегу теплый шерстяной плед и выпить чаю в тихом местечке с хорошим видом.

В целом для посещения этого бесспорно интересного места достаточно часов пяти времени с учетом дороги от города и обратно. Но мы считаем, что для того чтобы полнее прочувствовать место, и в целом получить от путешествия больше глубины, лучше переночевать где-нибудь неподалеку. Да и дни зимою коротки. Приятным открытием стал совсем новый коттеджный поселок "Золотой берег" в 15 километрах от мыса, в устье реки Бурной. Это совсем по пути, нужно вернуться прежней дорогой до Запорожского, откуда проехать по тупиковому отвороту 5 км на север. 

Уже на съезде с поселка понимаешь, что ночлег предстоит в красиво месте. Лесную дорогу обступает густой бор, а сама заснеженная колея становится все более холмистой и аутентичной.

"Золотой берег" встречает уютной огороженной территорией, граничащей с побережьем Ладоги в речном устье. Лицом к озеру выстроился пяток остроконечных деревянных бунгало, а возле реки и поодаль стоят полноценные финского склада коттеджи.

У каждого домика оборудованы высокие стационарные мангалы, где можно удобно приготовить мясо или зажарить овощи. В дровах тоже нет проблемы, более того поленья уже наколоты и уложены в дровни.

В бунгало тепло, есть электричество и все что нужно для жизни. А на верхних этажах разложены постели, занимающие все пространство этого уютно чердака. В треугольные окна заглядывает холодный свет, видны кроны сосен и начинающийся снегопад.

Под стать главному объекту нашего внимания, место очень приятное и от их сложения получается отличный вариант досуга. Активная прогулка и тихий спокойный день в лесу.

А если вам захочется увидеть на Ладоге настоящие финские маяки, то дождитесь пока озеро вскроется ото льда, и отправляйтесь на островки Ханхипаси (близ Валаама), или Хейнялуотто на северо-востоке озера за Салми.

  • Рождество в Европе. Хельсинки

    В след за Прагой и Стокгольмом, мы продолжаем рассказ о самом волшебном времени года. Сегодня в объективе — Хельсинки.

    Государственное достояние

    Мы часто пересекаем границу с Финляндией через самый северный пропускной пункт в Ленинградской области, особенно когда едем в Савонлинна…