View all essays

Государственное достояние

Мы часто пересекаем границу с Финляндией через самый северный пропускной пункт в Ленинградской области, особенно когда едем в Савонлинна или на север страны по шестой трассе. В Светогорске значительно меньше очереди нежели в Брусничном, через которое стремится на шоппинг массовый поток автолюбителей. Первым городком по ту сторону Выборгской губернии нас встречает Иматра. Тихое провинциальное место на границе бывшей империи, но очень примечательное и памятное для обоих государств. Здесь из озерного простора Саймы берет начало красивейшая из рек Карельского перешейка - Вуокса, над глубоким руслом которой невозможно не обратить взор на статный белокаменный замок в стиле югенд. О нем и пойдет речь в этом рассказе.

Начнем с главного. Столь прекрасный замок - отель, и при этом со всеми обязательными элементами. Приведения, роскошь, страшные легенды и правдивые истории глубоко уходящие корнями в прошлое.

История постоялого двора у порогов Вуоксы восходит к XIV веку, ко временам зарождения шведского владычества на Карельском перешейке. После окончания успешного крестового похода в 1293 году, в сердце завоеванных территорий был основан Выборгский замок. Вокруг него образовалась новая феодальная волость, на трактах которой возникли первые таверны и кабаки, при которых путникам предоставляли скудный кров, стойло для коней и трапезы. Ко времени правления Вассы их число в Выборгском лене достигало уже дюжины. С началом XVII века кабачки были переведены в статус постоялых дворов, и приняли обязательства безвозмездно обслуживать государственных лиц, ездящих как по делам службы (на войну, с посланиями или поручениями), так и в личные увеселительные поездки - половить лосося, или на охоту.

Постоялый двор в Иматре слыл в первую очередь эстетикой своего местоположения. Нехитрые удобства были построены в дивном местечке, на склоне глубокого ущелья, по порожистому дну которого несся стремительный речной поток. Не лишенные изобразительного таланта заезжие путники разнесли весть о невероятной красоте порогов Иматракоски за многие сотни верст. Рисунки зачастую преувеличивали реальную мощь и без того бурного бега Вуоксы, что способствовало хождению в знатных слоях общества молвы о неслыханной силе стихии и зрелищности ущелья. Между тем к власти в России пришел Петр, был основан Петербург, а шведская гегемония на Балтии подвергнута сомнению. Растущая мода на Иматра не обошла молодую российскую столицу, и для скучающей светской публики стало хорошим тоном наведаться к берегам Саймы. А уж после помпезного визита в 1772 году на Иматракоски самой Ее Величества императрицы Екатерины II, сопровождаемой свитой из 26 роскошных карет запряженных 129 лошадьми... Во время осмотра чуда природы, царицу развлекали спуском по порогам деревянных лодок и бочек, которые в щепы разбивало на бурунах, а на склоне построили две крытые беседки в форме грибов.

Визит главы империи, и ее благосклонные отзывы дали небывалый толчок развитию туризма. Обветшалый постоялый двор привели в порядок, а к середине XIX века всю территорию вокруг каскада, уже по указу Николая I от 1842 года, образовали в заповедный парк, который назвали "Коронным". Он стал первым в своем роде в Финляндии. На месте старого гостевого приюта открыли небольшую, но полноценную гостиницу "Ямская изба", тоже первую в своем классе в княжестве. Отель мог принять одновременно всего 5-6 человек, но какой вид открывался из окон! Запись шла загодя.

Этот период истории Иматракоски особенно напоминает туристическую бытность того же времени на Карельском водопаде Кивач. Тоже невероятно красивый вид бурной стремнины, небольшой уютный отель на склоне, и внимание самой высокой публики.

В 1852 центральную и западную Европу обошла роскошная литогравюра французского художника Ловерна с видом стремнины Имантракоски и отеля на склоне ущелья, породившая волну публикаций и опять же фантастически эффектных рисунков уже в западном обществе. Так интерес к Иматра перерос от местного к общеевропейскому, чему не в малой степени способствовало развитие транспортной системы Финляндии. С легкого пера европейских газет курортный городок окрестили райским местечком для увеселения и оздоровительного отдыха на целебном лоне природы. Власти волости получили ряд выгодных предложений сдать территорию Иматракоски в аренду местным предпринимателем, и приняли одно из таковых. Так по договору с правительством, природный заповедник в 1870 году перешел в частные руки (до 1920 года).

Приход сторонних инвестиций молниеносно отразился на облике курорта. Спустя год на месте крохотной Ямской избы выросло шале на 44 номера в модном в те годы швейцарском стиле. Новый отель назвали по достоинству "Cascade de' Imatra", а его ресторанный зал предлагал до 100 посадочных мест.

С началом XIX века к самостоятельным путешественникам прибавились пакетные посетители. Частные конторы начали продавать комплексные туры в Иматра. Финские группы из Выборга (второго по населению города княжества на тот момент) везли с пересадкой двумя корабликами по Сайменскому каналу до Ряттиярви, а затем в дилижансах уже до места. Петербуржцам предлагалось путешествие на поезде. Надо сказать, что еще веком ранее в обществе возникло весьма популярное веяние отправляться в Иматра с целью красивого самоубийства. Обычно это были впечатлительные молодые люди и девушки из света, страдающие от сердечных мук. Масштабы греховного паломничества настолько раздулись, что повлекли издание имперского указа о запрете продавать юным лицам билеты на поезд в Иматра в один конец. Одним из негласных ритуалов самоубийц стало начертание своего имени и дат жизни на одном из камней по склону ущелья. Много таких автографом сохранилось по ныне. Есть среди них и курьезные, например оставленный бразильским императором во время увеселительной части программы государственного визита... ну хотелось человеку увековечить свои инициалы на камне, хотя ему и пояснили природу печальной традиции.

Ситуация не осталась без внимания владельцев парка, нашедших свой вариант разнообразить досуг приезжих острыми ощущениями. Между склонам ущелья натянули надежный стальной трос, на который подвесили люльку-корзину для переправы людей на ручной тяге с одного берега на другой над неистова ревущим потоком. Аттракцион просуществовал 11 лет, покуда не произошел первый летальный инцидент, тогда в 1883 году переправу разобрали. Но интерес знатных особ и просто выдающихся людей к Иматра не иссякал. В 1885 году отель встречает очередного российского императора Александра III, а в разные годы на закате столетия природную мекку почтили своим внимание Рихард Вагнер, Петр Чайковский, Стравинский...

К началу ХХ века одного Cascade de' Imatra стало мало, чтобы обеспечить кровом объем людского потока, и в 1893 году рядом с ним открыл двери второй отель под названием Hotel Cascade. Его выстроили в одной стилистике с предшественником, также из дерева. Открытие провели с большой помпой. Присутствовали Аксели Галлен-Каллела, Юхани Ахо, Альберт Эдельфельт, высокие гости из Петербурга и Хельсинки. Увы, год спустя Каскад сгорел, а вслед за ним в 1901 году печальная участь быть поглощенной огнем постигла и главную гостиницу.

Горечь утраты излюбленного места комфортного отдыха охватила свет общества, и уже в этом году при поддержке и финансировании финского Сената началось строительство на прежнем месте нового отеля по проекту Уско Нюстрёма. Его возвели полностью из камня в стиле национального романтизма, и назвали по аналогии с предыдущими но с поправкой на внешнее великолепие здания и роскошь отделки - Grand Hotel Cascade. Именно эта вариация Каскада и сохранилась до нашего времени. В ХХ веке броское название незаметно сменилось на Valtionhotelli, что значит "Государственная гостиница", и в полной мере отражает роль правительства Финляндии в ее создании, и судьбу здания в неспокойные годы первой половины минувшего столетия.

В последнее мирное десятилетие в Гранд Каскаде останавливалась Ольга Чехова, которая очень точно определила атмосферу места в своем лаконичном письме супругу:

"Погода была прекрасной. Солнечно, тепло и воздух чистый, что не описать словами. В гостинице было только наше общество. Катались, восхищались в электрическом свете неприручённой Иматрой – фантастика, жутко и красиво. На берегу можно оставаться часами не оторвать глаз от него. Но всё же становится холодно, когда долго сидишь. Ощущение настоящей, чистой, трудолюбивой, спокойной и хорошо организованной жизни в Финляндии – это ужасно удобно, но в народе недостаёт обаяния"

В годы гражданской войны в отеле располагался госпиталь, затем штаб Карельской армии в Зимней войне, а в годы Второй Мировой - ставка командования. Стратегическая роль здания была хорошо известна, что обусловило направленные бомбежки и артобстрелы.

Grand Cascade был приведен в порядок в 1960-х по проекту Арне Эрвина, а в 1982 году началась его масштабная реставрация с целью детального восстановления исторического облика, длившаяся 5 лет. Как и в случае с хельсинкским Klaus K, стиль отеля правильнее всего будет охарактеризовать как оду Калевале. Интерьер и детали поют в унисон с карельской мифологией и романтикой.

В 80-ые, как и веком ранее параллельно реконструкции отеля велись работы по постройке ему в пару нового здания, архитектором выступил Илмо Вальякка. А уже совсем недавно, в 2009 году оба корпуса соединил подземный тоннель, в котором открыли просторный спа с бассейнами. Ведь и правда, какой отдых на финском курорте без сауны?

Как мы уже писали выше, сравнивая Иматра с Кивачом, в обоих случаях технический прогресс не обошел мимо как Суну, так и Вуоксу. Плотины, построенные в ХХ веке не обеих реках привели к значимым изменениям. Кивач стал спокойнее, а Иматракоски полностью обескровили. Но каждый субботний вечер в летние месяцы створы плотины на истоке Вуоксы открываются, и поток с былой мощью устремляется по ущелью, под лирическую мелодию "Sleeping sun" финской симфоник-металл группы Nighthwish, на несколько минут возвращая все на круги своя.

По нашему впечатлению, Гранд Каскад - один из лучших отелей в стране, и возможностью остановиться в столь известном и красивом месте не стоит пренебрегать. Из окон открывается замечательный вид на ущелье, холлы и лобби переносят вас как минимум на век в прошлое. Здесь спокойно, и величественно тихо, и в этом главная ценность места. А еще в отеле живет призрак, ну ведь не может быть замок без незримых обитателей! 

Легенда гласит, что еще давно, задолго до появления на склоне Иматракоски первых ленских кабаков, на месте отеля стоял дом богатого старика, взявшего в жены молодую девицу. Понятно, что в неравном браке она ему изменяла. И когда старик застал неверную со своим юным слугой, он велел ей убираться прочь в чем есть. По приданию на ней в тот момент было лишь серое платье. Девицу хватил удар, и она померла. Вот так, однако...казалось бы радоваться должна. Но перед последним вздохом слетело с ее уст:

 "Пусть я умру, но дух мой вечно будет в этом доме!" 

С тех самых пор легкоранимая женщина, не мыслящая жизни без своих нарядов, оставшись навечно неприкаянной душой в сером одеянии, сменила уже не один постоялый двор и отель, возникшие с течением времени на склоне ущелья. По слухам, призрак вполне себе мирный и никого не обижает. Раздражение ее могут вызвать только роскошные дамские наряды. Поэтому, чтобы спасть спокойно выберите для ночи в Гранд Каскаде скромное серое платье.

  • Сайнасаари. Финское наследие Ладоги

    Прошлое громогласным эхо доносится со всего Карельского перешейка и Северного Приладожья. Пожалуй, все хорошее из рукотворного что может…

    Свободный город Данциг

    Когда-то давно, на блошином рынке нам попалась прелестная открытка в хорошей сохранности. На ней был изображен чудной дом на некой…